№ 25 – Ильичёв Владимир, 3 возрастная группа, Ярославская область

Номинация «Рассказы о животных»

Я сказал «гав»

Никому не будет стыдно,
если я сейчас умру,
если мне хозяин-злыдня
не построит конуру,

если я в клондайке бака
не найду чего пожрать,
если бешеной собакой
не отвяжется жара…

Тяф-тяф-тяф! Умею лаять
и участок охранять,
берегу за ухом память,
левых надо прогонять,

правых тоже, всех – с участка,
тяф-тяф-тяф, р-р-р, гав-гав-гав!
Интересно и неясно,
а хозяин – тоже прав?

Да какой он мне хозяин…
Так, набор костей-надежд,
с пост-игральными костями,
вынес как-то, на, мол, ешь.

Без меня его обчистят
как последнего лошка,
не спасёт и кися-кися,
это я про кошака.

Но свинье в сарае хуже,
той совсем – загон, каюк,
перспектива жжёной туши…
Дать по воле, что ли, круг?

Нет, не бегаю по сучкам,
воля воль – она одна,
чистый гений! Чистый случай,
как сама… конурка сна.

О, конурка сна прелестна!
Ну и что, что я проснусь.
Голодание – полезно,
и жара собачья – плюс.

Номинация «Зоопарки и парки мира»

* * *

Ино’й раз таракашка мне дороже,
чем вы, невинной плоти едоки.
Ну, хмыкните, ну, дайте мне по роже,
ну, просто не подайте мне руки.

Любая в клетке тварь – она свободней,
не вы – она ваш смотрит зоопарк
сквозь толстые решетки преисподней,
вы – звери, со значками Жанны Дарк

и общей жирной пиццей лгуманизма
под старым клейким соусом слюней,
ваш разум – обтекающая призма
и правда не задержится на ней.

Я не про всех. Находятся такие,
которые п о к а ослеплены,
которых с молодых когтей травили,
как мне – внушая зло из-за спины.

А к тем, кому «калбаско» будет счастьем
всегда и невзирая ни на что,
я менее с чудесных пор причастен,
чем сломанное к звездам решето.

Номинация «Животные в городе»

Любимцы

«Ты должен подарить надежду людям,
а ты их в лужи тычешь, как котят!»
Всё правильно. Давайте-ка не будем
котят учить… И лужи – победят.

И вынесет хозяев за порожек –
не жёлтая река, так запахан.
Кошачий корм покажется дороже.
Отчётливей задышится богам.

Да, кстати, о котятах. Не держите
животных в казематах городов.
Зверь это зверь. Природы, воли житель,
хотя бы – сельских улиц и дворов.

Там, знаете ли, мышки обитают –
кошачья первозданная еда,
там зайчики лесные пробегают –
собачий пир. Ни кассы, ни вреда.

Собаки, между прочим, не загнутся,
в отличие от кошек, без «мясца» –
на случай, если зайчиков не густо.
…Любимцев – отпустите. Есть места.

Но вам же (что?) придётся переехать,
самим – растить морковь и картофан,
вам, лужисто идущим до успеха
по собственным несчастным головам!

Отмажьтесь: там тоска, там нет работы.
А чем же зарабатывать на жизнь –
собачью, и свою, и обормота,
набившего котами этажи?

Больными вертикальными котами,
смотрящими, с надеждой, из окон
за битвой обормотов на татами –
за правду, за порядок и закон! (что?)

Да, кстати, о поэтах. Мало нынче
подушечкой таланта оставлять
катрены с энергетикой да Винчи,
поэт – не кот, он – карма. Наказать???

Номинация «Милосердие»

* * *

Я встал сей ночи в два часа…
Не из-за мысленных заноз.
У моего седого пса
случился с вечера понос.

Бедняга снова заскулил,
а мы на верхнем этаже.
Я спал. И сон мой отступил
перед нуждою протеже.

Свежа вода, проверен корм,
но… время, функция, износ,
мы не творцы телесных норм,
не исключается понос.

Я только в том и виноват,
что пёс – пока без конуры,
что нам поёт не водопад,
а унитазный хор, увы.

Прости, старик… созрею… спи…
Приснится, может быть, приют,
а раньше, фоном на цепи,
сольются те, что пьют и бьют.

Я встал сей ночи в два часа.
Ложусь, будилька задремал –
продолжил дело зодчий сна,
в ремонте опытом не мал.

Номинация “Мировые проблемы экологии и зоозащиты”

***
Скажи-ка мне, жующий мясо человек –
зачем, обедая, ты силы восполняешь,
а чья-то жизнь – тебе дешевле, чем обед,
и не важней ролей Ионы Магальяеш?

Ты что, полезнее других живых существ,
раз убиваешь их, нисколько не смущаясь,
раз, попивая после трапезы дюшес,
тебе подмигивают чикас и мучачос?

Твои коровы истоптали нам луга,
ты заграбастал вещий лес под новолужье,
а наша общая река – твоя слуга,
загрязнена, измождена, подобна луже.

Я чую кровь, я вижу мусор, слышу смех,
точнее – ржание, не конское однако.
Как омерзителен пустырь твоих потех!
Мне больший друг – енотовидная собака.

Ведь у неё с моей планетой – симбиоз,
не допускающий ни смога, ни фашизма.
Да так у всех, от червяков до роя ос,
и только ты чадишь понятием «харизма».

Страшна тенденция «есть харя – нет мозгов»,
когда совсем ополоумели деструкты.
Ты необычно бородат, Наташ Ростов,
но я осмелюсь возразить: Земле не пуп ты.

«А кто судья?» Судья Гове’ган Зерове’ст,
злом изойдя – ты не предъявишь ничего мне,
и сам отдашь себя за трупы под арест,
уже отдал, хотя свободы не запомнил.